Разве можно опоздать на первое свидание?!

2260
5 минут
одинокая девушка грустит Фото pixabay.com
К отцу приехали друзья-охотники. В полной экипировке, бравые городские молодцы. Их задорные голоса на кухне и разбудили Машу. Она, наскоро прибрав длинные темные волосы, прошла через кухню на улицу. На ходу окинула гостей взглядом, коротко поздоровалась. Один из них, дядя Серёжа, с лысиной, пожилой, был частым гостем отца. Второй, светловолосый, худой, с тонким носом, рыжеватыми бородкой и усами, помоложе, приехал в первый раз. Мужчины сразу зацепились взглядами за тонкую Машину фигурку, но дверь захлопнулась, видение исчезло.

- Машка, - пояснил отец, - студентка.

Мужчины еще погорланили на улице под дружный лай собак в вольере. Наконец, взревел «уазик» за воротами. Уехали, значит.

- Пап, кого дядя Сережа в этот раз привез?

- Это Костя. С женой, говорит, развелся, дочь у него третьеклассница. Живет в общаге, в гости звал.
Информация была исчерпывающей…

В конце лета дядя Сережа с Костей приехали еще раз. Отца не было дома, он как раз уехал жить на дальний покос, и Маше пришлось самой встречать гостей. Кормить супом, поить чаем. Дядя Сережа был говорлив, Костя помалкивал, но Маша знала, что исподтишка он следил за каждым ее движением, вслушивался в каждое ее слово. Это волновало и радовало. 

Проводив гостей до ворот, Мария думала, что вряд ли в скором времени увидит их. Но часа в два ночи завизжали тормоза, дружно залаяли собаки, за окном забубнили взволнованные голоса. Накинув халат, Маша выскочила в ограду. 

- Маш, Костя ранен, нужно в больницу, - крикнул ей через калитку дядя Сережа.
- Сейчас, только переобуюсь.

Она надела босоножки, набросила куртку. В «уазике» на заднем сиденье сгорбился Костя, с перевязанной тряпьем рукой. Даже в полумраке было видно, как он бледен.

Они поехали по темным улицам, и тревога за Костю, близость его так взволновали Машу, что глаза ее стали темными, огромными. Костя, несмотря на боль, с восхищением поглядывал на девушку.
Фельдшерица в участковой больнице быстро обработала рану на плече, сделала перевязку…

- Всё будет хорошо, не беспокойся, Маша, - дядя Серёжа говорил по-отечески ласково. - Мы в город, отцу привет… 

- Спасибо, Маша, - послышался голос Кости с заднего сиденья.

В город Маша с отцом приехала в конце августа. Как условились, отправились в гости к Косте, тот обещал купить для отца две пачки мелкокалиберных патронов.

Постучали в тонкую, хлипкую дверь, Костя появился смущенный, забегал по комнате, подбирая шмотки. Дверь крошечного туалета была распахнута, от этого в комнате царил тяжелый дух. Сама комната была поделена на две половины. В малой части находилась узкая, как пенал, кухня. Стол, шкаф и электроплита вдоль стены делали ее зрительно еще длиннее. В углу были свалены мешки с картошкой, рюкзаки, спальник, охотничье и рыболовное снаряжение.

В комнате из мебели был продавленный диван, шифоньер и телевизор, на стене висел фотопортрет в рамке. Из-за плотно задернутых штор комнату наполнял грязно-розовый свет. Маша рассмотрела фото. Девочка лет десяти с маленькими, широко расставленными глазками… Дочка, должно быть.
Костя позвал к столу. Он суетливо поставил перед гостями тарелки с супом – прозрачным и почти пустым. Похлебали, суп слегка горчил.

- Андрей Петрович, - обратился Костя к отцу, - можно я Машу в кино приглашу?
Маша удивленно вскинула глаза. Костя смотрел в сторону.

Отец хмыкнул:
- Это ее решение, я ничего не имею против.

Маша закусила губу, решила, что не будет подавать голоса, пока Костя к ней не обратится. Все – несвежий воздух, убогость квартиры, фото, суп, сам хозяин, в котором было почти не узнать подтянутого охотника, - угнетало ее. Она подумала вдруг, как после свадьбы он приведет ее в эту нору, уложит на продавленный диван… И девочка с фото своими маленькими глазками будет тупо смотреть на них… Фу…

Костя пошел проводить их до троллейбусной остановки. Отец шел посредине. Проходя мимо кинотеатра, Костя махнул рукой на афишу:

- Маш, кино смешное, про Робинзона… Я куплю билеты на пять вечера, на завтра?
- Хорошо, сходим, - согласилась Мария.

Отец в тот же день уехал домой, Маша заночевала в городе, у тетки.

На следующий день без двадцати пять она была у кинотеатра. Стояла у оградки, наблюдала людской разноцветный круговорот. С ее места хорошо просматривалась маленькая  площадь, и Мария всё ждала, что откуда-нибудь вынырнет сухощавая светловолосая фигурка Кости. Даже если она его и проглядит, то уж ее-то, в ярко-оранжевой кофточке, не заметить невозможно. Почти каждый мужчина, проходящий мимо, поворачивал голову в ее сторону. Держались прямо только те, что пришли с дамами… Неподалеку от Маши переминался парнишка с джинсах и синей курточке. Тянул голову, озирался и время от времени поглядывал на Машу. Та старалась так явно не вертеть головой, но все чаще бросала взгляд на часики.

- Девушка, он не придет, - парнишка улыбался.
- Придет.
- Точно, не придет. Уже без пяти. И моя не придет. А у меня два билета. Пошли, а? Мне одному не хочется. Пойдем, назло всем врагам.

И он потянул Машу за руку за руку. И через минуту они скрылись за стеклянной дверью кинотеатра. А еще через минуту завизжал тормозами «уазик», из него вышел Костя, застыл, рассматривая площадь. Она была пуста… Эх, Костя, Костя, разве можно на первое свидание опаздывать!?

Ольга Левонович, г. Дмитров, Московская область

Здесь можно подписаться на газету Завалинка

Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.