Потомок Пушкина №111 из села Ломоносова

6985
6 минут
Потомок Пушкина №111 из села Ломоносова Эдвин Гибшман. Фото Владимира Ларионова
Сто одиннадцатый номер у Эдвина Александровича Гибшмана в официальной родословной росписи потомков Пушкина. Он - пятое поколение. 

Прапраправнук поэта, оставив преподавание в институте и родной город, почти тридцать лет назад переехал в заречное архангельское село, из которого почти 290 лет назад ушел в Москву Михаил Ломоносов. 

В начале века

Село имени ученого – это несколько деревень вместе. Ломоносов жил в Мишанинской. Гибшман – в Качерино. Мы познакомились с Эдвином Александровичем в начале века, от которого уже пятая часть отлетела. Но до сих пор в памяти эта встреча с интеллигентным, остроумным человеком, дворянином во крестьянстве.

Лето в тот год было жарким. Экспедитор местного сельскохозяйственного АО Эдвин Александрович загорел до сходства со смуглым предком. «Все-таки африканских я кровей», - хозяин дома был весел. А дом – стар и незавиден, еще дореволюционной постройки. Выкупил бывшую ветлечебницу Гибшман у местного совхоза, в который со студентами не раз приезжал «на картошку», не за дорого. И был очень доволен своей усадьбой.

Переехал в деревню не барином. Начатое фермерское дело со временем сузилось до домашнего подворья, на котором тоже пахать и пахать. Ученый горожанин умел делать все, только с коровой помогала обряжаться соседка. Жена Татьяна Анатольевна оставалась в городе. Она тогда еще работала. Так что встречались наездами.

«Александр Сергеевич настолько велик...»

Эдвин Александрович потомок по линии старшего сына Пушкина, Александра. Для него родство с гением – даже не сто одиннадцатое дело, а еще дальше. Просто так случилось, и никаких дивидендов от этого быть не может, и не было. «Мы состоялись без помощи Пушкина», - говорил он про себя и двоюродного брата. 

Были те, кто обвинял: как же так – потомок, а не пушкинист… Вторгавшихся в его частную жизнь отстранял интеллигентно: «Александр Сергеевич настолько велик, что прославлять его, на мой взгляд, нет никакой необходимости».
Сохранению наследия поэта посвятила свою жизнь его мама, Ирина Евгеньевна, в девичестве Клименко (в родословной росписи ее номер 86). Праправнучка Пушкина считалась самой деятельной даже среди всех многочисленных потомков поэта. А ее портретное сходство с Александром Сергеевичем в свое время удивило скульптора Аникушина.


Скульптурный портрет Ирины Гибшман работы М.К. Аникушина

Ирина Евгеньевна – уроженка Белоруссии. По публикациям советского периода, на Север ее пригласили знакомые. Сама она, когда можно стало, в автобиографии написала так: «Не по доброй воле потомки Пушкина появились на холодном Севере. Они были репрессированы». Следом за Ириной в холодный край приехала и ее родная сестра Ольга.

На станции Емца Архангельской области родственница Пушкина работала библиотекарем. Там вышла замуж за Александра Рудольфовича Гибшмана. Вообще-то его родовая фамилия Хюбшман. Но советской паспортистке написать такое оказалось не по силам. 

Молодые супруги по очереди получили высшее образование. Он стал видным ученым в деле механизации лесозаготовок, профессором Архангельского лесотехнического института - АЛТИ. Ирина Евгеньевна заведовала кафедрой английского языка в педагогическом. 

Оригинально сына она назвала в честь главного героя любимой оперетты «Сильва».
Семья у них была, безо всяких поправок, образцовой. И кто бы поверил мальчику Эдвину, что он завидовал друзьям из категории «простые люди». В их домах все было просто, там главным было настоящее, а не прошлое.

В школе Эдвин Пушкина не проходил. Однажды ушел с урока лит-ры, громко хлопнув дверью. И прогуливал, пока не перешел класс к другому классику. На том уроке учительница принялась рассказывать восьмиклассникам, что в жены гению попалась особа ветреная. 

Наталью Николаевну, объяснял мне Эдвин Александрович, ее потомки боготворят, считая эталоном матери, жены гениального мужа, а также страшного бабника и мота – это прапраправнук так про Пушкина сказал.

Состоялся без помощи

Отец был гордостью лесного института в родном городе, а сын поступил в Ленинградскую лесную академию. И тут «состоялся без помощи». В АЛТИ Эдвин Александрович после учебы пришел работать, сначала на кафедру по специальности, потом возглавил физкультурную. Стал мастером спорта по туризму, основоположником спортивного ориентирования на нашем Севере, особенно – зимнего. До сих пор его вспоминают ученики и официально-добрыми словами, и просто: «Классный был дядька». 

След свой он оставил и на туристических тропах. Под Архангельском построен под его руководством лесной дом, который стали называть «Изба Гибшмана». Скольким туристам и просто отдыхающим она дала приют – не пересчитать.
Женщины его любили. Были в его судьбе чемпионка Москвы по фигурному катанию, фехтовальщица. В третий раз женился на ленинской стипендиатке, проверенной походами. 

- Танюша - это мое все. Она идеальная жена. За 31 год мы ни разу не поцапались, даже когда хотелось, - рассказывал Эдвин Александрович двадцать лет назад.

Мне он говорил, что и в мыслях не было повторять пушкинский перечень детских имен. Просто перед рождением их старшей дочери прошел фильм «Салют, Мария!» А еще шутил: «У туристов «Машкой» называют запасную лыжу».

После два сына в семье родились, Александр и Анатолий. Сашка – крест родительский. Имел, мягко говоря, неприятности с законом. Из-за него по большей части отец и решил переехать в деревню, чтобы вылечить работой до седьмого пота.

…Вспоминал Эдвин Александрович, как в студенческие годы однажды зашел в пушкинский музей на Мойке, набрался смелости и признался в своей родстве смотрительницам. Заохали бабушки и перекрыли на время дорогу многочисленным экскурсантам: «Пусть мальчик наедине с прошлым побудет». «Когда в восьмидесятые годы снова зашел, не было уже тех божьих одуванчиков». А молодые смотрительницы ему почему-то показались равнодушными.

Поэтому после смерти мамы не поддался Эдвин Александрович уговорам музейщиков, не отдал им оберег архангельских потомков – детское одеяльце, связанное Натальей Николаевной Пушкиной-Ланской для своей младшей внучки. Поручил эту драгоценность дочке Марии: «Она филолог, ей и отдуваться за всех нас».

В родовой росписи потомков номер Марии – 186. Строчкой выше – Инна Эдвиновна, дочка Гибшмана от первого брака.

* * *
Эдвин Александрович по-прежнему живет в Ломоносово, хворает. Его супруга Татьяна Анатольевна умерла, Царствие ей Небесное. Не стало и горемычного Сашки, утонул.

Мария Эдвиновна передала одеяльце в музей Пушкина на Мойке, 12. В домашних условиях его, 1859 года рождения, не сохранить. 

А туристы недавно отремонтировали крышу избы Гибшмана.

Ольга Ларионова, г. Северодвинск

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерская правда





Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.








Читайте также