«Дочь у меня была. Найди её…»

7143
3 минуты
«Дочь у меня была. Найди её…» Фото depositphotos.com
Снег валил хлопьями, все больше переметая дорогу. Виталик пробирался к дому Василисы Андреевны, перешагивая сугробы. Не заходя, взялся за лопату и прогреб тропинку до крыльца. 

Бабушка Василя – их соседка. Чуть что, звонит ему. У самой – ни детей, ни внуков. Мужа похоронила. Он местный был, а она приезжая. Жили не напоказ, скромно. Про людей не сплетничали и свою жизнь не афишировали.

- Проходи, Виталя, тут я. Нездоровится, прилегла, - она лежала на кровати, на высокой подушке, укрывшись пледом.

- Вам бы неплохо проводку заменить и новый счетчик поставить, - вставая на табурет и дотягиваясь до пробок, посоветовал он. 

- Зачем мне? Несколь осталось жить. Главное топить не надо, хорошо хоть газ провели. Вчерась кипятильником придумала чаю подогреть, вот и вышибло пробки-то.

Лампочка моргнув, загорелась, освещая чисто прибранную комнату.  
- Если не к спеху тебе, присядь, поговорить хочу.

По ее выражению лица, по тому, как дрогнул голос, и задрожали губы, он понял – похоже, что-то серьезное. Сел напротив, а она мнется, не зная с чего начать.

- Просьба у меня к тебе, можно сказать, предсмертная. Не возражай, знаю, о чем говорю, - подала знак рукой только успевшему приоткрыть рот Виталику.

- Парень ты неравнодушный, мне, старухе, помогаешь, чем можешь. Вот и надумала душу свою излить. Господь-то, думаешь, пошто мне детей не послал? Не заслужила. Не мать я, кукушка. 

Она попыталась заправить седую прядь под платок, но узловатые пальцы плохо слушались, из груди вырвался не то всхлип, не то горестный выдох.

- Дочь у меня была – моя кровинушка. В семнадцать годков ее родила. Родила и сразу отказалась. Сама-то я тоже детдомовская была. Не поесть, не попить, не по душу подать, но это не оправдание. Думала, меня выкормили и о ней позаботятся. Еще думала, встану на ноги, заберу. А когда Кузьму встретила, влюбилась до беспамятства, побоялась открыться. Вспугнуть счастье не решилась. Не понимала тогда, что счастье-то заслужить надо. По первости надежду лелеяла, о детях мечтала... Да видно одного проступка хватило, осерчал на меня Господь.

Василиса Андреевна продолжала рассказывать о своих переживаниях, о тяжком грузе, что лежал на сердце все годы, о детдоме... Ее голос то крепчал, то переходил на шепот. В некоторые моменты казалось, что слова адресованы не ему. Особенно в те, когда смотрела помимо его, белесыми, подслеповатыми, полными горечи глазами. Он не томился в ожидании конца разговора, напротив, внимательно слушал, забыв про время.

- Виталя, найди ее, Христом Богом прошу. Говорят, ваш Интернет многое может. У меня есть кое-какие сбережения, может, дом пригодится? Поди, внуки уж большие. Поможешь?
- Попытаюсь, - заверил он, подбодрив ее легким прикосновением руки.
- На комоде документы, все, что у меня есть по этому делу.

Интернет не всемогущ, пришлось съездить, поднять архив, история-то давняя. Наконец, на многочисленные запросы отозвалась... двадцатипятилетняя Вероника! Пять лет назад вместе учились в колледже, только она на параллельном курсе. Однажды их пути пересекались, он защитил ее от пьяного хулигана. Может, пошутила, прикалывается? Вообще-то на вид девушка серьезная. Завязалась бурная переписка. Что ни слово, то подтверждение правоты. Девушка и ее два брата – внуки Василисы Андреевны. Их мать жива-здорова, в курсе событий, с нетерпением ждет встречи.

Первое свидание было шумным. Не обошлось без слез, волнения и радости. У Виталия свой интерес – Вероника. Общие дела переросли в личные. А в итоге каждый нашел свое счастье! А его, известно всем, много не бывает…

Галина Паткова, Свердловская область

Здесь можно подписаться на газету Бабье царство. Территория без мужчин
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.




Читайте также